Вероника Марс. Полоска загара за тысячу долларов (книга 1)

Глава 25

Ветер усилился, когда Вероника приехала в дом Скоттов позже этим днем. Маленькие облака летели по небу, и деревья тихо шелестели ветвями от каждого порыва. Она взяла розовую коробку с пассажирского сидения БМВ и медленно пошла к входной двери.
Сначала Вероника не оценила дату, пока не оставила три голосовых сообщения Клиффу МакКормаку.
— Мне нужно с тобой поговорить. Это срочно. Сегодня воскресенье, 23 марта, немногим больше трех. Перезвони мне.
И когда она положила трубку, слова горели на ее губах. 23 марта, день рождения ее матери.
Она правда не хотела отмечать, что она все еще это помнит. Но вот, оно написано несмываемыми чернилами в какой-то части ее сознания. Оно шло с кучкой воспоминаний, которые Вероника не любила переживать заново. Например, о Лиэнн, пьющей дешевые мартини в среднем стейкхаусе, где они праздновали ее день рождение. Она настолько напилась тогда, что упала на корзинку с десертом. В другой раз они устроили ей дома вечеринку, на которую она даже не пришла. Когда она, шатаясь, вошла в дверь в 3 утра, они с Китом сильно поссорились. А другие воспоминания были еще хуже — в тот раз, когда они заказали круиз с ужином и стояли на палубе втроем, молча и мирно, наблюдая, как в фарватере корабля играли киты. Тот раз, когда Кит принес домой Бэкапа — мелкого, шустрого щенка с огромным бантом вокруг шеи, и Лиэнн весь вечер носила его на руках как ребенка.
Вероника поправила коробку в руках. Было ли это неуместно, принести торт во время ситуации с выкупом? Какой вообще был протокол? Она представила шоколадную глазурь с белыми буквами: «С днем рождения. Надеюсь, твоя дочь жива». Но в этот год ей исполнялось пятьдесят — юбилей. Вероника должна была что-то сделать. Так что по дороге к дому она остановилась у кондитерской и купила небольшой немецкий шоколадный торт. Это был мамин любимый, или был когда-то, лет десять назад.
Лиэнн распахнула дверь сразу, как прозвенел звонок, как будто она его ждала. Она немного дернулась, когда увидела Веронику. Потом она открыла дверь шире.
— Вероника. Привет. Прости, я ждала… Заходи. Мы на террасе.
Она последовала за матерью через дом. Он выглядел также, но немного более обжитым. Куча инструментов валялась на полу гостиной — игрушечный аккордеон, миниатюрный ксилофон, большой бубен с наполовину пропавшими бубенчиками. Полупустые чашки стояли на кухонном столе рядом с кучей кроссвордов, полных потертостей. Запах жира висел в воздухе, как напоминание о неделе быстрых перекусов фастфудом.
Лиэнн открыла стеклянные двери и вывела ее на балкон, нависающий над обрывом. Он был отделан прохладной плиткой, коваными железными перилами и выдвижным навесом. Большие горшки с бугенвиллеей и филодендроном стояли в каждом углу, делая балкон похожим на пышные джунгли.
На дальнем конце балкона Таннер сидел в гладкой, изогнутой джакузи, голова откинута на надувную подушку. Он махнул, когда они вошли.

1 Comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s