Вероника Марс. Полоска загара за тысячу долларов (книга 1)

— Мы мошенничали, когда я еще не перестал пить. Меня посадили девять лет назад, и я свое отсидел. Это напугало меня. Я бросил пить, я наладил жизнь. К тому времени, когда я вышел из тюрьмы, Шепа самого посадили. После этого мы потеряли связь. До прошлой недели я его не видел.
Вероника уже говорила с Мак по телефону большую часть ночи — достаточно, чтобы она могла представить себе то, о чем Таннер не говорил. Она уже знала про мошенничество Таннера с чеками. У Шепарда же был список преступлений посерьезней. В девяностых он отсидел шесть месяцев за продажу поддельных спортивных памятных вещей в Сакраменто, включая мяч, который предположительно подписал сам О Джей Симпсон после суда над ним. Спустя пару лет он снова ввязался в проблемы, в этот раз продавая фальшивые лотерейные билеты в Денвере. Последнее обвинение, выдвинутое как раз, когда Таннер сидел, было в краже личных данных и мошенничестве с кредитными картами. Пятилетнее заключение в федеральной тюрьме за опустошение десятков счетов, которые он создал с помощью украденных номеров социального страхования.
Мужчины никогда не были замешаны в одинаковых преступлениях, но она готова была поспорить, что они работали друг с другом долгое время. Мак копнула глубже и нашла жалобы в Рино, Фресно и Фениксе — дела, где жертвы заявляли о мошенничестве, но ничего нельзя было доказать. Шесть женщин заявили, что их взяли на работу в модельную фирму. Они заранее отдали деньги за свои портфолио, а когда вернулись стало ясно, что никакой фирмы нет. Несколько светских людей говорили, что встретили «очаровательного брата Дензела Вашингтона» и одолжили ему большую сумму денег. Пара в возрасте купила плавучий дом у «невысокого худого парня с голубыми глазами», только чтобы выяснить, что документы были фальшивкой.
Вероника знала статистику о мошенничествах, большинство людей никогда не заявляли — им было слишком стыдно за то, что оголялась их собственная жадность, похоть или жажда. Можно было смело предположить, что на каждого заявившего приходилось полдюжины жертв, которые остались неизвестны.
— У него была идея о том, как заработать деньги. Я ему отказал, сказал, что больше этим не занимаюсь. Но Шеп может быть очень убедительным, — он потер шею. — Он заставил меня.
— И как же он вас заставил? — голос Лэмба был пропитан скептицизмом, его левая бровь приподнялась над голубым глазом. — Он угрожал вам насилием?
— У Шепа на меня есть компромат со старых времен. Достаточно, чтобы меня посадили. В смысле, никакого насилия, — быстро добавил он. — Кое-какие аферы, которыми мы занимались раньше, до сих пор фактически не раскрытые. Он угрожал меня сдать. Я никогда не хотел никому навредить. Клянусь.
— Ты ему веришь?
Вероника подняла взгляд. Норрис Клейтон стоял рядом с ней, держа две чашки кофе. Одну он передал Веронике.
— О том, что его шантажировал Шепард? Я бы сказала пятьдесят на пятьдесят. Это возможно, но Таннер лжец, а Шепард не в том положении, чтобы спорить.

1 Comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s