Вероника Марс. Полоска загара за тысячу долларов (книга 1)

— Ты не поверишь, сколько я о тебе слышала, — сказала она. Ее голос был натянутым и возбужденным. — Умная, хорошая Вероника Марс, дочь настолько порядочная и честная, что Лиэнн даже не могла взглянуть ей в глаза. Это просто жалко. Со мной у нее никогда не было такой проблемы. — Аврора коротко и грубо рассмеялась.
— Полагаю, требуется афера, чтобы узнать мошенника, — прохрипела Вероника. Ее горло пересохло, и мускулы скрутились в напряженные и ужасные узлы. Она простонала, голос ее был слаб и дрожал, когда появился Адриан и грубо вытянул ее руки из-под тела. Он плотно обмотал ее запястья чем-то прохладным. Почти инстинктивно она слегка раздвинула руки, надеясь, что так она ослабит узлы.
Аврора, казалось, наслаждалась ее дискомфортом.
— Так это Адриан напал на Дуэйна Шепарда с маракасом и оставил мне семена фасоли?
— Я знала, что тупой шериф не догадается, но я думала, что ты могла бы, — она начала ходить, ее голые ноги топали по ковру. — Мне никогда не нравился Шеп. Ему хотелось думать, что он главный в этой операции. Даже как-то жаль, что мне не пришлось ударить его самой, — она остановилась, смотря на Адриана позади Вероники. — Ты хорошо и крепко завязал? Давай ноги тоже.
Следующим будет кляп. У нее осталось не так много времени, чтобы их разговорить. Она слегка приподняла голову, чтобы встретить кошачий взгляд Авроры.
— Так как давно ты спишь со своим лучший другом-геем, Аврора?
Аврора перестала ходить и захихикала. Звук был абсурдно молодым, почти детским.
— Мы стали как Уилл и Грейс в прошлом году, как раз после того как начали встречаться. Сначала мы так поступили, чтобы проверить сойдет ли нам это с рук. Я рассказала Лиэнн и отцу пару печальных историй о том, как дети в школе над ним издеваются, как его собственная семья откажется от него, если узнает. Они это проглотили. Никогда ничего не говорили, даже если я полуголая выходила из комнаты, когда там все еще был Адриан, — она ухмыльнулась. — Я не была удивлена, что Лиэнн поверила, но отец то уж должен был понять. Он потерял былую форму.
— Вы пустили слухи, чтобы обмануть всех? — спросила Вероника. Адриан быстро повязывал полотенце на ее ноги. Опять же, она чуть-чуть их раздвинула. — Это долгая афера. Я впечатлена.
Аврора пожала плечами. Она остановилась, чтобы взять со шкафа длинный шелковый шарф, комкая его в кулаке.
— Мы не знали, что в конечном итоге это пригодится. Мы это все не планировали. Но это пригодилось. Никто не заподозрил милого, женоподобного Адриана в связи с моим исчезновением.
— Так теперь у вас деньги, — сказала Вероника. — И как бонус, ты швырнула отца под автобус. Довольно расчетливо, Аврора.
Ноздри девушки затрепетали.
— Он получил то, что заслужил.
— Я думаю, тут со многими так случилось, — сказала Вероника.
Девушка встала на колени перед Вероникой. Ее ухмылка стала взволнованной, злой насмешкой.
— Ты ничего про меня не знаешь. Ты не можешь меня судить, — она схватила волосы Вероники и подняла ее голову. Вероника вскрикнула от боли, но как только ее рот открылся, девушка засунула туда шарф.
Вероника старалась отвернуть голову, вырваться из захвата Авроры, но девушка держала ее крепко, придавливая к полу. Кожа на голове у Вероники горела, а шелковый шарф заполнил пересохший рот, неестественно расширяя щеки.
Аврора встретила взгляд Вероники.
— Таннер обращался со мной как с глупой маленькой девочкой, которой я была до того, как он завязал пить. Ему даже в голову не приходило, что я могу провернуть нечто такое, если захочу. Но я провела первые семь лет моей жизни как наживка в его играх. Я идеально подходила на эту роль — милая до невозможности и жаждущая угодить. Он посылал меня возвращать украденных собак за вознаграждение. Однажды они с Шепом побрили меня налысо и выдавали за смелую, больную раком девочку.
Она хмыкнула.
— Боже, иногда, когда мы были в пути, он заставлял меня сидеть в одиночестве на остановке или у заправки. Если определенные мужчины разговаривали со мной или спрашивали, не нужна ли мне помощь, я кричала что есть сил. Прибегал папа и обвинял мужчин в попытке похищения. Девять из десяти бедных деревенщин так пугались, что отдавали все до последней копейки, чтобы не было скандала. А потом, просто потому что его очень пугала тюрьма, он решил завязать. Он просто решил это за нас двоих, как будто у меня не было права голоса. Потом были девять лет «правильной и честной жизни, Аврора», девять лет «ты ступила на кривую дорожку, барышня».
Ее трясло. От ярости или нервов — Вероника не могла сказать.
— Так что, каким бы ни был раздражающим Шеп, я была просто в экстазе, когда он появился с планом. Конечно, в его версии я оставалась хорошей девочкой и сидела тихо в этом дешевом мотеле, который они для меня выбрали. Там даже кабельного не было! Вместо этого я жила здесь, где я и хотела быть. Я залезала в мотель, чтобы отец видел меня там, а потом возвращалась сюда. Теперь их поймали, и так им и надо за то, что недооценили меня.
Внезапно она отпустила волосы Вероники. Голова Вероники снова ударилась о ковер, и на какой-то момент она увидела звезды.
— Давай, Адриан, график только что изменился, — Аврора снова поднялась. — Нам нужно уходить.
— Что мы с ней сделаем?
— Оставим тут. Связанную и с кляпом во рту. Кто-нибудь найдет ее за пару дней.
Давление на ноги Вероники исчезло, когда Адриан встал. Он сжал кулаки, его костяшки побелели.
— Это не сработает, и ты это знаешь. Люди ее знают. Они будут ее искать, и если найдут до того, как мы уедем…

1 Comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s