Вероника Марс. Полоска загара за тысячу долларов (книга 1)

— Был бы хорошо, если бы не заседание кафедры во второй половине дня. Если мне придется сидеть и еще час выслушивать, как Хоббс жужжит о бюджете…
Вероника усмехнулась. В то время, когда она была его лаборантом и иногда административным помощником, она помогла доктору Хейгу избежать больше заседаний, чем он посетил.
— Скажите им, что у вас пищевое отравление. Или… вы пробовали конъюнктивит?
— Увы, Жан пригрозил в следующий раз направить ко мне охрану с наручниками, — он поправил очки на носу одним пальцем. — Но у меня есть пара минут. Заходи.
Он прошел за свой стол и распахнул шторы, позволяя солнечному свету заполнить небольшой кабинет. Тяжелые книги заполняли его шкаф от пола до потолка. Голубовато-золотой плакат Ротко висел на одной стене рядом с его 30-летним велосипедом. На столе лежала небольшая кучка темно-синей пряжи. Хейг был компульсивным вязальщиком, иногда он вязал даже во время встреч. Он говорил, что это помогает ему думать и, возможно, так и было — он был одним из главных научно-исследовательских психологов в своей области. Что Вероника знала наверняка: в самом вязании он был ужасен, доказательством служили жуткие свитера и комковатые шарфы, которые он носил ежедневно.
Он сел в кресло, чуть-чуть раскачиваясь.
— Так что привело тебя обратно в наш обожаемый университет, Вероника? Последнее, что я слышал, ты была в Нью-Йорке. Ты уже закончила юридический, да?
— Да. Закончила, — она села напротив.
— Так как жизнь выдающегося юриста? — он понизил голос. — Или теперь ты в Квантико? Я всегда подозревал, что ты пойдешь в Бюро. Особенно после работы про бегство от рисков в антиобщественной личности, которой ты со мной занималась. У тебя именно тот склад ума, который им нужен.
Вероника слабо улыбнулась.
— Что ж… Я все еще работаю с антиобщественными личностями, — она откашлялась. — Я теперь работаю частным детективом. В Нептуне.
Удивление отразилось на лице доктора Хейга, прежде чем он сконфуженно улыбнулся. Вероника сдержала вздох. Почему каждый мужчина в ее жизни смотрел на нее, как на личное разочарование?
— Частным… что ж, это любопытно, — он снял очки и протер их краем рубашки. Она могла почти слышать, как вертятся колесики в его голове. Профилем Хейга было девиантное поведение и психопатология. Отказаться от образования за сто пятьдесят тысяч долларов, чтобы выслеживать отцов-неплательщиков, не явившихся на суд и бабников? Попробуй, найди что-то более девиантное.
— Очень интересно, — повторил он, надевая очки. — Ты… ты этим наслаждаешься хотя бы?
— Вообще, я тут по работе, доктор Хейг. И я надеялась задать вам пару вопросов про вашего студента. Чад Коэн? — Вероника показала фото, которое она нашла онлайн.

1 Comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s