Вероника Марс. Полоска загара за тысячу долларов (книга 1)

— На ней этого нет ни на одной фото, которое показывали в новостях, — пробормотал он. — Но я узнал ее, когда увидел на листовке. Никогда такой не видел.
Вероника собиралась спросить, о чем он говорит, когда он нашел то, что искал. Он открыл пакетик и положил подвеску на удивительно тонкую руку.
Это был кулон — маленькая золотая клетка на тонкой золотой цепочке.
Вероника смотрела на подвеску в его руке. Какое-то время она ее не узнавала. Потом поняла. Она полезла в сумку и вытащила листовку. Вот она, свисает с шеи Хейли в ночь исчезновения. Она болталась в ее декольте, клетка касалась холма груди.
— Это поступило спустя два дня после пропажи девушки.
— Симпатичная, — пожала плечами Вероника, сохраняя спокойствие. — Вы уверены, что не все девушки носят подобное? Это не выпускалось в массовое производство для Урбан Аутфитер или что-то такое? Птички в наши дни в моде.
— Это не массовая продукция, — он усмехнулся. — Кто бы это не сделал, он настоящий художник. И посмотрите… — он открыл дверцу клетки на крошечных петлях. — Ее инициалы выгравированы внутри. Я заметил их, но не придал значения, пока не увидел листовку.
Вероника протянула руку. Мужчина неохотно дал подвеске опуститься на ее ладонь. Он был прав — даже она могла видеть, а она не была экспертом-ювелиром. Клетка была сделана умело, стержни на ней тонкие и блестящие. Три маленьких алмаза были сверху. И там, внутри, были инициалы ХД.
— Большую часть товара, который я получаю, я отдаю на металлолом. Это? Это особенное. Я собирался ее перепродать.
— Вы храните записи клиентов? Кто ее принес?
Он поставил свой напиток на стол и болезненно перегнулся через телевизор. Небольшая кучка видеокассет лежала рядом.
— Вам повезло, что я увидел листовку. Я обычно храню их только неделю, — он взял кассету, которая гласила «Среда», и вставил ее в плеер.
Несколько напряженных минут он мотал кассету. Вроде бы он не был очень занят до вечера, но в 21.00 начинался парад отчаяния. Очень молодая женщина с маленькими детьми, жмущимися к ее ногам, шатающийся старик с неопрятной бородой, худые личности неопределенного возраста. Они заходили, один за другим, черно-белая камера захватывала их грубую надежду, а затем поражение, когда они понимали, как мало принесло им их сокровище.
Потом, в 22.05 зашел белый парень со светлыми дредами. Хозяин нажал на проигрыш.
— Вот, — сказал он, указывая на экран. Его ногти были грязными, но руки чистыми.

1 Comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s