Вероника Марс. Мистер Критик (книга 2)

ГЛАВА 39

— Как думаешь? Больше сыра? Меньше сыра? Другой сыр?
Кит поднял мерный стаканчик измельченной моцареллы и вопросительно посмотрел на Веронику, стоящую напротив. Она резала томаты, но остановилась в середине нарезания с одной приподнятой бровью.
— Когда вообще ответом было меньше сыра?
— Справедливо, — он положил весь стаканчик в миску для смешивания и начал размешивать.
Был вечер среды, первый «ужин отца с дочерью» со времени отъезда Логана неделей ранее. Кит не слишком часто видел Веронику за прошедшую неделю. Якобы ее не было в офисе, занята несколькими маленькими делами, но Кит знал, что она старалась держать чувства к Логану спрятанными и хорошо контролируемыми.
Она всегда думала, что хороша в этом. Ему не хватало смелости сказать ей, что он видит ее насквозь.
По крайней мере, дел хватало, чтобы ее занять. Она начала несколько новых дел, взяв слабенькие, чтобы он мог сосредоточиться на предстоящем суде Элая. Теперь же, часть Кита в подготовке была более или менее окончена. Он нашел всех свидетелей, которых мог и убедил нескольких дать показания, просмотрев их дела и выбрав самых заслуживающих доверия для дачи показаний. В то же время, он наладил систему безопасности на местах, установив камеры и тревожные кнопки в домах Элая и Лизы, показывая им что смотреть в их машинах, прежде чем в них сесть, на случай саботажа. Лиза была невозмутима во время всего этого, но Элай был откровенно расстроен.
— Правда? Вы думаете, что кто-то может попытаться на меня напасть?
Кит поднял к его глазам свои руки в шрамах, как бы говоря «Экспонат №1».
— Ты правда думаешь, что глава наркокартеля сбил машину Сакса в январе?
Теперь до суда оставалось 3 недели и Кит сильно нервничал. Он понял, что ждет какого-то подвоха, но какого? У Лэмба не хватит духу сделать что-то открыто жестокое, учитывая всю публичность, но он не собирался сдаваться. Эта мысль не давала ему покоя.
Кит снова сосредоточился на лазанье. С ловкой точностью он посыпал остатками моцареллы кастрюлю с лазаньей и оценил результат работы. В его груди что-то странно кольнуло.
— Твоя бабушка готовила лучшую лазанью. У меня никогда не получается правильно сделать соус.
Вероника отложила нож и подперла щеку рукой.
— Знаешь, ты в последнее время странно ударился в ностальгию. Это так на тебя действует занятость на работе или что-то не так?
— Эй, взрослый мужчина может скучать по своей мамочке без стыда.
— Да, может, но дело не только в бабушке. Ты говорил про школу и про катание на Понтиаке 78 года по улицам Омахи. Я жду день, когда ты вытащишь из кармана карамельку и отдаешь ее Пони.
Кит заговорил голосом дедушки Симпсона.
— Это напомнило мне о временах, когда я ходил в Хэмптон, так они сейчас называют Хэмпстед, так что я привязывал к поясу лук, тогда так было модно…
Она бросила в него полотенцем.
— Хорошо, всезнайка, отвлекись. Просто помни, я по образованию психолог. Я вижу твое эмоциональное подавление.
Тогда нас двое, так? Эта мысль заставила его улыбнуться. Марс и Марс, всегда стараются верить что они лучшие шпионы в комнате, они уже наизусть заучили рассказы друг друга.
— Хорошо, доктор Марс. Может я и немного ударился в ностальгию, — он пожал плечами. — Полагаю, это немного из-за Марши. Большинство людей, которых я тогда знал, уехали. Оба мои родителя мертвы. Не со многими можно поговорить о прошлом.
— Так вы были друзьями? — она взяла морковку из блюда с овощами и зажала ее между зубами. — В смысле, это забавно. Вы оба оказались копами и вы жили, в скольких, 3 домах друг от друга?
Он помедлил. Друзья. Он уже какое-то время ожидал подобного вопроса, но он до сих пор не знал ответа. Чтобы купить немного времени, он поднял Пони, которая так выросла, что ему пришлось согнуть колени, чтобы ее поднять.
— Нет, — наконец ответил он. — Не друзьями. Но мне она нравилась. Она не была особой шутницей, но была остроумной. Она была немного колючей и никому спуску не давала.
— Как я, — сказала Вероника.
Отчего-то эта мысль заставила его челюсть напрячься. Это не было плохим сравнением, на самом деле, Марша была умной, деловой и амбициозной. Все эти качества он любил в своей дочери. Все эти качества он старался в ней развить. Но он покачал головой.
— Она также могла быть непреклонной и слегка осуждающей. Но это было 45 лет назад. Мы оба были детьми. Я не знаю какая она сейчас, кроме того что у нее славное военное прошлое и она может произносить хорошие речи с трибуны.
— Ты думаешь, она будет хорошим шерифом?
Он пожал плечами.
— Не знаю. Она долго работала в отделе уголовного розыска и это тяжело, так что я уверен, что она справится. И она не может быть хуже Лэмба.
— Это да.
Он наклонился над духовкой, собираясь поставить туда лазанью, когда оба их телефона зазвонили. Вероника первая схватила свой.
— Это Клифф, — сказала она. Он закрыл духовку и распрямился, увидев как она нахмурилась, — Он пишет: «4 канал, сейчас же».
Смутная паранойя, которая теплилась в нем несколько недель, неожиданно разрослась в полномасштабное беспокойство. Он потянулся к пульту и включил небольшой телевизор на кухне. Кадры разбитых машин или «несчастных случаев» проносились у него в мозгу, Лиза и Элай лежащие в луже крови.
Но когда на 4 канале появилось изображение, его сердце, кажется, затвердело в груди.
Уивил стоял на сцене перед зданием суда, на нем были слаксы и пиджак, которые ему купил Кит. Вспышки фотокамер неустойчиво освещали его лицо. Он наклонился заговорить в микрофон серьезным тоном.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s