Вероника Марс. Мистер Критик (книга 2)

Вероника наклонилась, как будто пытаясь понять, на что он смотрит.
— О, вам эта понравилась? Боже, мне с ней повезло. Она актриса, которая наняла меня для ее фотосета. Что-то такое невинное, как у девушки-соседки, да? Но также уязвимое, что-то хрупкое.
Она видела, как трясутся его пальцы, потом они сжались по краям книги. Но прежде чем он мог ответить, раздался другой голос. Раздражающий, ужасно знакомый голос. Голос, который все еще влиял на Веронику как аккумуляторная кислота.
— Папочка, тебе следует уволить парня в приемной. Он всегда ведет себя как будто я какая-то помеха.
Мэдисон Синклер стояла в дверях, на ней было канареечно-желтое платье и светло-розовый кардиган. Ее брови были изогнуты в характерном презрении. Она остановилась, когда увидела Веронику.
Вероника мгновенно смутилась, не в силах думать или понять что происходит. Мэдисон Синклер издевалась, дразнила и унижала ее каждый день в школе, как и на их 10 летнем юбилее несколькими месяцами ранее. Единственным положительным моментом было то, что Вероника смогла сделать то, о чем мечтала много лет — ударить Мэдисон по лицу.
— Ты что тут делаешь? — спросила Мэдисон, в ее тоне сквозило отвращение.
Чарльз поднял взгляд от фото, лежащих на его коленях. Он захлопнул книгу и отдал ее Веронике.
— О, вы знакомы?
— О мой бог, ты дочь Чарльза? — Вероника постаралась обаятельно улыбнуться, вставая с кресла. — Я знаю, что твоя фамилия Синклер, но не связывала одно с другим. Так рада видеть тебя снова.
Мэдисон моргнула. Это явно было не то, чего она ожидала.
К счастью, Чарльз казалось также спешил окончить собеседование как и она.
— Простите, мисс Спенглер… я забыл про обед с дочерью. Нам придется все отменить. Но ваши работы… действительно интересные и если вы оставите мне копию вашего резюме…
— Спенглер? — удивилась Мэдисон — Что за…
— Спасибо вам большое, что уделили мне время, мистер Синклер. — Вероника вытянула руку и после некоторого замешательства, он ее пожал. — Это была честь для меня. — Она повернулась к двери, лучезарно улыбаясь Мэдисон, — Хорошего обеда, Мэдисон.
За 3 секунды пока она шла до двери, глаза Вероники судорожно осматривали комнату. Она получила от фото ту реакцию, на которую рассчитывала, но она не получила того что ей было нужно. Никаких банок от лимонада, никакой недоеденной еды, никаких волос, которые ей удобно было бы взять. Когда она уйдет, вернуться не получится. Мэдисон расскажет ему, что она частный детектив и конец.
А потом она увидела это. Смятое полотенце для рук на коврике для йоги, стоящем у двери. У нее в голове неожиданно возникло изображение Чарльза Синклера во влажной, изнуряющей студии йоги, покрытого потом. Выходящего из позы Воина, чтобы вытереть лицо. Потом он его скрутил и положил на коврик до следующего раза.
Когда она проходила мимо Мэдисон, она осторожно сдернула его. Вероника поспешила через рабочую зону, голос Мэдисон звенел за ней.
— Почему ты назвал ее Спенглер? Ее зовут Вероника Марс, папочка, и она полная дрянь.
Она не остановилась услышать его ответ. Вместо этого, она поспешила мимо секретаря думая о том, не зажато ли в ее руке доказательство виновности насильника.

ГЛАВА 19

Пятничным утром Логан стоял, опершись о кухонный стол и наблюдал как Вероника мешает тесто для блинов. Потом он неожиданно сказал:
— Давай сделаем это.
Она посмотрела на него с удивлением.
— Снова? Мы уже 10 раз это сделали. Мне нужен завтрак, если ты ожидаешь такого же представления.
Было чуть больше 10 утра. Вероника решила взять выходной, ей нечего было делать на работе пока не вернутся результаты Синклера, и она уже несколько недель не брала новую работу. Кит воспользовался этим затишьем, чтобы уговорить Веронику заняться разрешением вражды между 2мя владельцами ломбардов, один искал доказательство, что второй нанял бандитов, чтобы хулиганить и воровать из ее магазина. Быстрая проверка клиента выявила сомнения в ее истории, в общей сложности 9 ложных обвинений, исков и общение с Госслужбой охраны психического здоровья. Несмотря на это, доказательства надо было собрать, чтобы отработать плату и отправить склочную старушку восвояси.
Хотя сегодня Вероника отдыхала от этого дурацкого дела, чтобы провести немного времени с Логаном. Она все еще была в халате, на столе рядом с ней стояла наполовину пустая чашка кофе. Солнечный свет пробивался сквозь занавески и в первый раз с тех пор как дело Мэннинг легло на ее стол, она чувствовала себя почти спокойно.
— Не это. Хотя когда ты это упомянула, поговори со мной об этом через секунду. — Логан взял кусок ветчины и захрустел им. — Нет, давай заведем щенка.
Она повернулась и уставилась на него, ее рот открылся в немом неверии.
Он ухмыльнулся.
— Ха. Вероника Марс онемела. Я должен записать это в своем дневнике.
— Ты серьезно? Ты… в смысле, это большая ответственность и…
— И что? Как и все, что стоит делать, — его лицо было наполовину игривым, наполовину упорным. — Брось. Ты можешь продолжить рисовать собачьи морды на любом пустующем месте в этой квартире или мы можем просто сделать шаг вперед. Почему нет?
Может дело было в том, как он смотрел на нее, когда это сказал, но на сей раз, она не могла ответить на этот вопрос. В этот момент, все что она могла, это обнять его и поцеловать, ее голова была восхитительно пустой.
Тесто для блинов осталось стоять на столе, пока они перебрались снова в спальню…
Два часа спустя они шли у огороженных полок в приюте для животных, когда Вероника резко остановилась. С другой стороны на них смотрел маленький черный щенок, ее голова была с любопытством наклонена.
— Вот. Вот она.
Логан присел перед собачкой и посмотрел на щенка серьезно и задумчиво. Она положила лапу на решетку и завиляла хвостом.
— Это серьезная угроза моей крутости, — сказала Вероника. — Потому что я никогда в жизни не хотела так запищать.
— Здесь говориться, что она будет весить от 40 до 45 кг, — сказал Логан, смотря на листовку у клетки. — Где мы ее держать будем?
— Я жила в двухкомнатной квартире с питбулем. Я уверена, что мы справимся, — она присела и просунула пальцы сквозь решетку. Щенок следила за ней своими коричневыми глазами. Невозможно было сказать смесью каких пород она была, нос у нее был длинным, уши висели, и лапы были слишком большими для тела.
Собака облизала ее пальцы.
— Эта, — повторила она тихо.
Спустя 1,5 часа после того как они зашли в небольшое помещение чтобы поближе рассмотреть щенка и швырнули ей теннисный мяч, они сидели напротив консультанта, чтобы заполнить бумаги. Потом они посадили щенка в машину и выехали на шоссе. Вероника заметила, что Логан чуть задержался, присев и дав собаке обнюхать его руки, как будто боялся ее напугать. Пока она вела, она следила за Логаном боковым зрением. Его светло-карие глаза следили за каждым движением щенка в зеркало заднего вида, почти с опаской.
Неужели он также увлечен этим как я? Или он просто пытается мне угодить?
Становилось жарко, солнце выглядывало сквозь тонкие облака. Они выехали на шоссе вдоль океана, он отсвечивал голубым с левой стороны. Щенок высунула нос в щелку в окне, которую оставила Вероника, нюхая соленый воздух.
— Как мы ее назовем? — спросила Вероника, посмотрев на Логана. — Афина? Жанна д’Арк? Кристиан Аманпур?
— Это все немного… слишком, — сказал Логан. Он повернулся посмотреть на щенка, которая теперь лежала на спине, грызя пищащую игрушку, которую они взяли в приюте, ее лапы болтались в воздухе. Несмотря на то, как она вырастет, у щенка было такое телосложение, которое можно было описать словом «неваляшка». — Больше похоже на Болванку.
— Ни за что! Другие собаки будут ее дразнить! — воскликнула Вероника. — Что насчет Разруха? Или Хаос?
— Она щенок или злодей? — Логан приподнял бровь. — Сахарное печенье. Это мое последнее предложение.
Они ехали в город, смеясь пока сыпали именами типа Нитро, Обнимашка, Цербер и Персик. Щенок на заднем сидении играл и вилял хвостом.
— Не возражаешь, если мы заедем в офис? — спросила она, когда свернула на шоссе в город. — Хочу проверить, убедиться, что я им не нужна.
— Я думал, что это будет выходной — поддразнил Логан. — Или ты просто хочешь похвастаться новой крошкой?
— Эй, думаю у нас долг помогать щенку-сиротке.
Отклик в офисе был предсказуемым, хотя громче всех ворковала не Мак, а отец Вероники.
— Кто большой и жестокий монстр? Кто кровожадный адский пес? Это ты. Да. — Кит присел на пол и щекотал пухлый живот щенка. Вероника и Логан радостно за этим наблюдали.
— Не знала, что ему так хотелось внуков, — сказала Вероника.
— Только таких, которые не могут говорить, — сказал Кит. Щенок встал на ноги и начал бегать вокруг него. Отец стряхнул шерсть с брюк, когда вставал. — Помнишь, как мы завели Бэкапа? Он был таким мелким, что влезал в сумку твоей матери.
— Да, пока он ее не сгрыз, вместе с половиной дома. Помню, у меня пропали 3 пары туфель, плинтус в моей комнате и большая часть моей коллекции Черепашек Ниндзя, и все за первую неделю.
— Он просто привыкал, — запротестовал Кит. — Знаешь, новый дом, надо немного взбить подушки.
— Или порвать их, в зависимости от обстоятельств.
Неожиданно щенок подбежал к Логану, положив лапу на его голень и смотря на него. Вероника подавила желание засюсюкать. Филип Марлоу, сказала она сама себе строго. Брось, Вероника, Сэм Спэйд не сюсюкал.
— Кажется, ей нравится Логан, — сказал Кит.
Логан нервно рассмеялся, он всегда был странно формален с ее отцом. Он наклонился и погладил собачку, его движения были неуверенными и очень нежными.
— У тебя была собака в детстве? — спросила его Мак.
Логан покачал головой.
— Неа. У мамы была аллергия и… Аарон много работал, — щенок оперся о его ногу и легкая улыбка появилась на его лице. — У нас не было животных.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s