Вероника Марс. Мистер Критик (книга 2)

Это мог быть ты. Также легко ты мог быть на его месте. Мысль была с налетом головокружительной истерики, чувство чудом предотвращенной катастрофы. Но она не могла это ему сказать. Не могла сказать, что за 6 месяцев пока его не было, она просмотрела в Википедии все случаи аварий истребителей. Что она читала, снова и снова, про обмороки при перегрузках и про столкновения в воздухе и про различные неисправности, которые могут привести к тому, что самолет врежется в землю на скорости 180 м в сек. Она не сказала ему, что у нее было извращенное чувство благодарности, смешанное с жалостью и печалью. Если тренированный пилот мог так легко в мгновение ока уничтожить себя, она наслаждалась несколькими месяцами счастливого неведения того, как она всегда была близка к потере Логана.
— Я бы хотел, чтобы ты сегодня была там, — неожиданно сказал он, открывая глаза. Слова прорезались сквозь ее задумчивость. Она снова сжала его руку.
— Мне нужен еще один день.
— Ты не можешь просто сделать несколько звонков из отеля?
— Лэмб не принимает мои звонки, а мне нужно, чтобы он выписал ордер на обыск компьютера Беллами и его телефона. Я завтра улечу первым же рейсом в Сиэтл, я обещаю.
Он не ответил. В ее руке его пальцы были безвольными и тяжелыми. Она придвинулась ближе, обнимая его за пояс и стараясь игнорировать вину в груди.
— Брось. Ты же знаешь, что все равно сегодня будешь пить со своим отрядом. Я приеду завтра к похоронам.
— Вероника.
Она посмотрела на него. Несколько секунд он стоял в тишине, его рот был слегка приоткрыт, будто он пытался подобрать нужные слова.
А затем:
— Они хотят, чтобы я вернулся.
Она нахмурилась.
— Куда вернулся?
— На корабль. Теперь их меньше, — он провел рукой по лицу. — Знаешь, теперь, когда Бильбо нет, они в меньшинстве.
— Да, но… — несколько человек в очереди посмотрели на нее. Она поняла, что ее голос стал пронзительным. Когда она снова заговорила, она пыталась говорить тихо. — Логан, ты же на берегу. Это должно было продлиться еще как минимум 5 месяцев.
— Я знаю. Но я им нужен, Вероника.
— Погоди, — ее сердце учащенно забилось. Мир вокруг нее кружился. — Они приказали тебе вернуться? Это приказ?
— Нет, но…
— Значит, ты можешь отказаться.
— Вероника…
— Ты можешь отказаться, — она поняла, что несколько людей снова на нее смотрят. Ей было все равно. — Если бы ты хотел, ты бы мог отказаться.
Он положил ей руки на плечи и развернул лицом к себе.
— Послушай, я пока не решил, что буду делать, ладно? Но ты должна понять… такая работа. Я учился этому, я для этого надрывался. Я выбрал эту жизнь. Ты из всех людей должна это понять.
Она открыла рот, чтобы ответить. Но прежде чем она смогла, кассир позвал их. Логан подошел к стойке, протянув удостоверение личности.
Он проверил багаж и они пошли к пункту досмотра в напряженной, болезненной тишине. Когда они встали в очередь, он колебался секунду, его взгляд встретил ее, и она поняла что это был первый момент реальной близости за весь день. Она положила руку ему на щеку, он взял ее руку и поцеловал ее, держа возле лица, прежде чем отпустить.
— Мы поговорим после похорон, хорошо?
Затем Логан обнял Веронику и поцеловал ее в лоб, мило и просто. Она вынужденно улыбнулась.
— Хорошо.
Вероника приехала к зданию суда в 11, уставшая от эмоций. Молодая помощница сидела за стойкой, ее волосы были плотно убраны назад. Она кисло посмотрела на Веронику, когда та зашла в двери. Ее бирка с именем гласила «Гандин».
Вероника подошла к стойке.
— Мне нужно поговорить с шерифом, если он не занят. По поводу расследования преступления.
Одна гладкая, излишне выщипанная бровь скептично изогнулась.
— Вы можете написать отчет и оставить его мне, — сказала помощник. — Или я вам могу дать номер горячей линии Борьбы с Преступностью.
Вероника притворилась, что раздумывает.
— Горячая линия, говорите? Интересно. И кто отвечает на эту линию?
— Она направляется на одного из дежурных помощников, — женщина облокотилась на стойку. — Потом они заполняют отчет и оставляют мне.
Вероника натянуто улыбнулась, также облокотившись на стойку, чтобы они с девушкой почти сталкивались лбами.
— Дело в том, помощник Гандин, моя информация очень чувствительна ко времени. У меня нет роскоши ждать ни одной из сложных схем, которую вы используете, чтобы организовать документооборот в этом месте. Так что если вы не возражаете…
— Вероника?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s